субота, 9 серпня 2014 р.

о чем думают в 39

Все начиналось с дрожи в коленках.
Особая ирония в том, что у влюбленности и ангины симптомы одинаковые.
И вот, когда губы мои запеклись от поцелуев высокой температуры, а на попе от уколов уже не было живого места я вдруг подумала...

В 39С а не 39 лет конечно же.
И вот на своем температурном Эвересте в голове моей зажглась страшная мысль: а ведь  абсолютно некому вынести мозг.
Четвертый день мое сознание прыгало между отметкамми на градуснике 35 и 39. Выжаты были не только силы, но и пара лишних кг. Это радовало.
Радовало новое лекартсво, которое замораживает горло, десна, губы, язык и зубы. Крутая штука , если кому-то надо осилить глубокое горло.
Нерадовало, что мне некому позвонить и хриплым голосом  попросить привезти:
 гроздь винограда;
 черевички, какие сама царица в Петербурге ноит;
кровь ягненка, для лекарства по новому рецепту;
пироженко
И прочие милые моему захворавшему сердцу штучки.
До болезни я  выкорчевала абсолютно всех со своего любовного фронта. Ну, кроме Гумберта.
Но ему не позвонишь. Он в такие моменты просто бессмысленное знакомство.
Медленными шажками я иду на поправку с идеей завести кого-то одного и научиться его удерживать. Пока же в моей голове эта мысль крепнет и формируется, я от имени мамы флиртую с 50-летним мужчиной в чатике.
Поиски папы продолжаются!

Немає коментарів:

Дописати коментар