субота, 21 лютого 2015 р.

ИСФАХАН

История, которую я сегодня хочу рассказать, ни в коем случае не поучительная. Героине не нужно подражать, себя не нужно ставить на ее место. В этой истории нет никакого урока, котрый изменит Вашу жизнь. Зато здесь есть что-то от ночного кошмара и шизофренических видений.
 А, ну и последнее: я не пропагандирую употребление веществ, расширяющих сознание. 

Исфахан чем-то похожа на языческий идол. Он маленькая, ее волосы ярко-рыжего цвета и она видит людей без всех их прикрас.
-Есть время кормить своих демонов, а есть время их усмирять, - сказала она мне при знакомстве.
Я была утомлена столичной суетой, мужчинами, которых завоевала и неумением остановить себя  в вечной гонке за новыми воздыхателями. Согласилась даже с удовольствием:
-Давай усмирять!
Исфахан привела меня в квартиру и, первым делом, показала ванну.
-Если почувсвуешь, что больше не можешь терпеть, постарайся добежать до ванны. Справишься?
Для меня еще были загадкой дальнейшие события, потому я согласно кивнула.
Мы удобно расположились на диване. Я растянулась во весь рост, Исфахан села рядом и протянула мне длинную трубку из которой вился слабенький дымок.
-Затягивайся. И, главное, дыши. Слушай мой голос и не забывай дышать.
Атмосфера была довольно необычной, пахло приключениями. Мое любопытсво напряглось до предела и я втянула в себя  дым. Язык ощутил его вязкость, а дальше голова закружилась и  веки буквально захлопнулись.

Проснуась я лежа на спине в лодке. Она тихонько плыла вниз по течению, волны постукивали по ее бортам. Мне было комфортно. Только вот небо над головой было грязно-серого цвета. Это мне не понравилось. и еще запах цветов вокруг меня был навязчивым. Удушающим.
Я приподнялась и увидела вокруг себя много разных, уже увядающих, цветов.  Еще через секунду я поняла, что плыву в погребальной лодке. Вот тут нахлынула паника, а вода под лодкой резко начала бурлить и пениться, отрезая тем самым возможность побега с суденышка.
-Я же сказала тебе дышать! - где-то на фоне звучал недовольный голос Исфахан.
  Мои легкие пронзил спазм и горло словно отекло - сделать вдох было просто невозможно.  Начался кашель с рвотными позывами, по щекам потекли слезы.
-Дыши, ненормальная! - кричала Исфахан
Я поднялась на ноги и сделала вдох. Мучительный вдох, словно в легких натыканы булавки и осколки стекла. Но паника исчезла, вода под лодкой успокоилась.
-Ты что, плывешь умирать? - услышала я голос Исф.
И я поняла, что это на самом деле мое единственное желание. Я так устала. Ответственность, вечная гонка за совершенством, бесконечные самокопания, люди вокруг меня. Все это так тяжело, что лучше лечь в лодку и расслабиться.
И тут маленький кулак этой язычницы врезался мне в солнечное сплетение.
-Ты не слышала вопрос? Отвечай!
-Да, я этого хочу. Устала, - говорю я, - может, я вообще в этом времени лишняя.
Второй удар в солнечное сплетение был менее болезненным. легкие словно распрямились от этого и я сделала ВДОХ. Первый в моей жизни настоящий ВДОХ. не просто перегон кислорода, а вдох жизни.
"Черт возьми, да я же еще и не жила", - вдруг подумалось мне и небо над головой из грязно-серого стало светлым. по нему поплыли облачка.
-Я ХОЧУ ЖИТЬ!, - вырвалось у меня и лодка причалила к берегу.
-А ты думаешь, ты достойна жизни?  - Исф. словно издевалась.
Передо мной раскинулся какой-то восточный город. Яркие шатры, песок, палящее солнце, здания с минаретами. Лодка и река остались позади. Яркое видение манило меня.
-Так ты думаешь, что тебе разрешено жить? - продолжался мой допрос
Ноги увязли в разгоряченном песке, было трудно идти. Но впереди маячил пестрый шатер. И почему-то внутри меня жила уверенность: мне необходимо туда добраться. Если я хочу жить.
Песчинки царапали всю мое тело, но я шла-шла, а шатер не приближался.
-Так что, ты готова просить позволения жить?
Просить? никогда. это самое унизительное, что только может быть. Я не буду просить, я сама возьму!
Сцепив зубы, я рванулась к этому чертовому шатру. И -чудо! - вошла в него.
Внутри было прохладно и темно. Пол устилали ковры, на них лежали подушки. и все это было покрыто россыпью драгоценностей. Перстни, браслеты, ожерелья, броши. Даже в темноте все эти богатсва сияли. Я раскинулась на подушках и принялась их примерять.
И вот я уже не Маргарита. Я халиф.Жестокий, властный и самовлюбленный. В моем праве казнить и миловать. Но  больше мне нравится казнить. Один мой кивок  - и головы рабов летят с плеч. Мах рукой -  и палач плетью сдирает кожу с жертвы.
В шатер входит девушка. она похожа на святую, но глаза выдают в ней блудницу. Копна вьющихя волос спадает на плечи, она смотрит на меня, но не боится. Скорее, оценивает меня, ХАЛИФА!. я хочу эту девушку. Я хочу владеть ею здесь и сейчас.  Встаю с подушек и подхожу к ней.
Вблизи можно рассмотреть, что тело девушки измазано в вязкую смолу. Ей надо помочь! Я пытаюсь сорвать с нее черный липкий слой, но нежная кожа слазит вместе с ним.
Девушка кричит - ей больно. Но халифа уже нельзя остановить.
Я превращаюсь в зверя и сдираю, сдираю кожу ногтями, зубами. Лохмотья падают на пол и вдруг я чувствую БОЛЬ.
Эта девушка  - Я. и я сам(а) содрала свою кожу. Зияющие раны по всему телу кровоточат. Слезы текут из моих глаз  - БОЛЬ невыносима! 
Я кричу, я готова просить, умолять, лишь бы она прекратилась.
-Теперь не унизительно просить?  - вмешивается Исфахан
-Пожалуйста, уберите боль, позольте мне жить, - реву я и размазываю слезы по лицу руками, вымазанными в кровь.
-Проси душой, а не словами!
Боль достигает апогея, словно раны посыпали солью и запекли раскаленнымм железом.
-Жить! разрешите мне жить, снимите боль, - шепчу я и ощущаю, как кожа медленно наростает на израненное тело.
Вспоминаю, что нужно дышать. Делаю вдох, открываю глаза.
Я стою на песчаной дюне. Внизу под ней раскинулся уже знакомый мне город, на дюну взбирается караван верблюдов. Их не меньше сотни и на каждом сидит бедуин.
-Ты думала, мужчины это спорт? Ты знаешь, скольким ты жизнь сломала пытаясь самоутвердиться?  - доносится до меня голос моей проводницы.
-Некоторые этого заслуживали!  - оправдываюсь я.
-А другие? Ты уничтожила их. Из всего твоего каравана мальчиков многие тебя любили!
Бедуины на верблюдах приближаются, спешиваются и устраиваются на ночлег. в центре импровизированного лагеря  -я.  Они открывают лица и все они мне знакомы. Мужчны, парни и с каждым из них я переспала. Кого-то я хорошо помню, кого-то смутно, некотоыре лица словно в дымке  - я не могу вспомнить обстоятельства нашей встречи.
Но самое страшное в том, что лица некоторых покрыты язвами, или серая пыль накрывает их, как маска.
лица самодовольных негодяев, которых я щелкала как орешки, остались нетронутыми.  Хорошие мальчики, которыми я скрашвала свои припадки скуки, навеки изуродованы мною.
Мое сердце сжимается от ужаса: что я натворила?
-Смотри! Ты скормила их своим демонам. Оно того стоило? - голос Исфахан в моих ушах невыносим. Меня тошнит, сдерживаться все сложнее.
- Зато мои демоны прекрасны! - пытаюсь парировать я
-Хочешь их увидеть?
-ДА! ДА! Я готова. Пусть покажутся мои прекрасные демоны! - кричу я, мне кажется, на всю пустыню.
Из меня вырываются моя ярость, мое презрение к мужчинам, моя затаенная ненависть к ним. Тошнота накрывает с головой, но я не могу сдаться сейчас. Я должна вытерпеть. Мой крик сносит лагерь бедуинов, картинка вокруг меняется.
Теперь я в огромной пещере.
За моей спиной вырастают два силуета. Они страшны в своей силе. Высокие, как титаны. У них маленькие головы, длинные шеи и тело похоже по форме на перевернутую каплю. Они пахнут пылью и манят меня к себе.
-Я вижу их!
-Кого? - уточняет Исфахан
-Своих демонов. и они.. они до ужаса прекрасны. Их сила завораживает! они влекут меня.
Внутри меня словно взрывается дикое желание. Вожделение, жажда секса.
-СТОП! - кричит Исфахан и я ощущаю как она хлещет меня по щекам.
И вдруг ко мне приходит осознание.
Я открываю глаза. Лежу на диване,ушные раковины полны слез.  Исфахан щелкает пальцами  и тошноту сдерживать больше невозможно.
На ватных ногах, с кружащейся гловой и натыкаясь на стены я бреду в ванну.
Там меня выворачивает на изнанку.
Меня выташнивает горечью, морозит, я цепляюсь ледяными пальцами за раковину, чтоб не упасть.
-Где ты была? - пробирается в ванну эта безумная девушка.
сквозь рвотные позывы я отвечаю:
-В Исфахане.
-Теперь ты понимаешь, почему меня так называют, - ухмыляется она.

Я уезжала от нее опустошенная. Уставшая, словно провела в путешествиях долгие годы, а не лежала на диванчике каких-то два часа.
Мысли путались, морозило, я училась заново ощущать свое тело.Там, где раньше во мне горел огонь, толкающий на авантюры и безумные поступки была пустота.
Кажется, мои демоны меня бросили. Не знаю, на долго ли они ушли и буду ли я по ним скучать.
Но когда Исфахан хлестала меня по щекам, я поняла что  до этого жила ради них. Заботилась, питала, любила.
Но они никогда не любили меня. Мои внутренние демоны меня использовали.

Немає коментарів:

Дописати коментар