четвер, 26 червня 2014 р.

Ни тети, ни папы, ни совести

Ковер у папы Джимшера состоялся.  Но готовились мы к нему, как к  дивану в Турции.
Хатуна придумала легенду о том, что поедем мы втроем. Я, она и моя тетя Зина.
-Смотри, -говорит Хатуна, делая многозначительные круглые глаза, - не забудь!
Я звоню тетушке и говорю:
-Если папа Джимшер попросит твой номер, прикроешь?
В это время Зина прикрывает шефа, уехавшего в очередной отпуск, от алчных кредиторов.
-Мне не в первой! - говорит она.
У тетушки Зины  с рождения многозначительные круглые глаза.
Проходит пару дней.
-Хатуна,  - говорю я, - ты ж не забудь: мы едем втроем, - и делаю "глаза"
-КАК ВТРОЕМ?! -  очи Хатуны в этот момент увеличились до таких размеров, что многозначительность рисковала  из них просто выпасть. В осадок. Как художники-анимешники, если б ее сейчас увидели.
- Ну я, ты и ТЕТЯ!, - намекаю я
Хатуна  вспоминает и  становится мудрой грузинкой, которая гоняет студентов по кафедре,  а не рисованной девочкой с глазищами, за которой умирают японские школьники.

Сегодня   с утра шел ливень и  мне удалось доплыть домой к Хатуне раньше папы Джимшера. Для сглаживания атмосферы смотрин, зазвали Ингу. Ее заданием  было жевать конфеты, громко смеяться и отвлекать на себя все внимание.  Только по дороге Инга вымокла насквозь, и мама Хатуны выдала ей шелковый пеньюар. В таком облачении и  смеяться не надо - пеньюар притягивает внимание, как магнит.
И вот открывается дверь. В квартиру входит папа.
В коридоре его встречают родная дочь, полуголая Инга с конфетой в зубах и я.Скромная девица с  эластичным бинтом на руке. (я же готовилась!)
--Ой, - говорит папа Джимшер,  - а что у тебя с рукой?
Вообще-то, под бинтом у меня спрятана татуировка, но  ему об этом знать не надо. Ему вообще обо мне ничего знать не надо.
  А я наоборот, знаю много  - к смотринам готовилась - и скромно так говорю:
-Да вот, на тренировке травмировалась !
Папа Джимшер - тренер и я вижу, как он сразу же начинает меня уважать.
И мы пошли на кухню. Я , папа Джимшер и Хатуна. А Инга осталась в коридоре. Без внимания, зато  в пеньюаре и с конфетой в зубах.
Ковра на кухне не оказалось.  Папа Джимшер метнулся готовить ужин и шутить со мной.
А я и к этому готовилась!!  Я так вжилась в роль жЭнщины - Горца, что меня даже подруги уже в телефонных книжках переименовали.
И вот в финале смотрин папа Джимшер говорит:
-А я,  наверное, с вами поеду!
-Но мы же с .. тетей , - робко замечает Хатуна.
К такому повороту она не была готова.
-Так я с вами! Кого-то там себе найду, - хихикает он и делает в мою сторону... многозначительные круглые глаза.
-Вай!!!, - говорю я, - сдэлаем папа Джимшер! Найдэм тебе дэвушку!  - и многозначительно ему так подмигиваю.
Короче говоря, еле домой отпустили. Предлагали оставаться на ужин, на ночь  и на полное иждивение.
Плыву я домой, а вдогонку мне смска от Хатуны: "Папа в восхищении. Сказал - ты самая порядочная из моих подруг".
-Хатуна, давай возьмем с собой твоего папу! - предлагаю я.
-Но у меня же.. были планы на эту поездку!, - к такому повороту Хатуна тоже не готова.
А ведь я шучу на самом деле. Ведь мы же едем в отрыв: ни тети, ни папы, ни совести.
Хатуна - грузинка по рождению, у нее отрывы только в горах, в дали от папы.
Я - грузинка по характеру. Мои отрывы не зависят от ландшафта. Вот хотя бы вчера...

*ФЛЕШБЕК*
Вчера я  ходила на свидание. Бывают такие моменты редко, но всегда метко.  Вчерашнее было совершено вслепую. То есть, пару недель назад какой-то паренек из Киева нагло вломился ко мне вконтактике и навязал общение.
А я что? Я вживаюсь в роль скромной девушки,  репетирую как понравиться папе Джимшеру.
Юнец, одним словом, появился в наиболее подходящий момент.    Ну и что что он пишет с фейковой страницы без фотографии?  Я тут в роль вживаюсь, мне и так сойдет.
Да только  переборщила: он  примчался из Киева в Днепр. Вчера смотрины устраивала я.
    Скромная девица - образ довольно многогранный и, как все великие актеры, пропустив его через себя, я создала нечто новое: горячую такую горчиху  (горцуху? горчанку?  как назвать грузинскую девицу??)))
Юнец примчался ко мне, надеясь вытащить свой кинжал из ножен, поразить намертво и с победой вернуться в столицу.
  Вай-вааааай, дарагой, зачеэм обижаешь???
Гуляем мы по Набережной, я к нему присматриваюсь, а он - к тихим безлюдным местам.
Вай-ваай, дарагой, зачэм такой наивный???
Гуляем неспешно, люди все дальше, деревья все гуще, он все активнее и ближе ко мне.
Вай-вааай, дарагой, зачэм ты так? 
А он,  значит,  говорит:
-А дай мне кое что, что у тебя под платьем,  на память?
Психанула я, одним словом.  Мы, грузинки, вообще, особы  вспыльчивые.
-Легко!,- говорю.
  Я в платье, место безлюдное, деталь, которую он просит, на столько миниатюрна, что ее отсутствие никто не заметит.
Сняла, одним словом.
Вай, дарагой, зачэм шутишь так? 
-Держи, - говорю.
Юнец бледнеет. Затем краснеет. Затем теряет дар речи. Затем долго-долго молча идет рядом и вдруг выдает:
-А ты бы в Киев переехала?
Уехал он из Днепра с этим милым маленьким сувениром. Весь в раздумьях, пораженный и обескураженный. Теперь пишет о том, как скучает и как  я его поразила. Еще бы: приехал за сексом, уехал с мыслями о женитьбе.
Эту историю я обязательно буду рассказывать на своих мастер-классах для робких юношей.
И историю про папу Джимшера тоже.   И много других поучительных историй, как с моралью, так  и аморальных. А когда моя репутация будет окончательно испорчена, я уеду в Грузию.
Грузины, в лице папы Джимшера, думают, что  я ООООООЧЕНЬ порядочная.

Мне надо, чтоб так думали не только грузины, но и тот юнец из Киева. очень уж милым он оказался. На днях еду в столицу  - убеждать его в том, что я скромная и забирать свое белье.

Немає коментарів:

Дописати коментар