середа, 23 квітня 2014 р.

Ахтунг.

Некоторые путают города и попадают в Ленинград уже непосредственно после пьянки. А некоторые опаздывают на пьянку и нервно ждут таксиста на площади Петровского. В то же время, таксист нервно курит и ждет меня на проспекте Петровского, в другом конце нашего креативного и разнообразного горда.

 Не знаю, кто виноват: диспетчер такси, выдумщик названий улиц и проспектов или сам товарищ Петровский (которого  оказалось слишком много), но к Веронике я опоздала на час.
  Мы праздновали новоселье. Новая квартира работника модной индустрии оказалась совсем не черной. Очень даже светлой оказалась. "Совсем не фешн"  - решила Вероника и  приправила переезд бутылкой мартини "D&G" в черном футляре. На фото видно, как божественные лучи озаряют  модный оазис в нашей серой пустыне. 
По такому случаю из своего монастыря вернулись Инга с Хатуной. Какими уезжали, такими и вернулись: без постригов и тайн причастий. И даже неисповеданные. Последний пункт мы быстренько исправили.
-Мы познакомились с немцами! – сообщила Хатуна.
-С Мануелем и Даниелем, - уточнила Инга.
Судя по именам, девицы не в Румынии уму-разуму учились, а в Бразилии кутили. Для аутентичности предлагаю в дальнейшем называть немецких мужчин Адольф-1 и Адольф-2.
 Так вот. В романтичной обстановке родины графа Дракулы, Инга повстречала очередную свою первую любовь. Ею оказался Адольф-1.   И то ли воздух  в Трансильвании особенный, то ли граф Дракула кусает всех еще на пограничном посту, но Адольф -2  увидел свою очередную первую любовь в лице Инги.  Напомню, что первая любовь – это та, которая несчастная и безответная, а немцы во всем любят порядок и ясность.  Так и передвигались по монастырю, в порядке геометрической прогрессии:
Адольф Первый, за ним Инга, за ней – Адольф Второй.   
Хатуна тоже приобщалась к немецкой культуре. Она пошла в противоположную этой прогрессии сторону и открыла в себе любовь к порядку и ясности.  Хатуна решила навести справки.
Тут мне стало ясно, что надо было идти на магистра и оставаться при кафедре работать преподавателем.  Писать докторскую, защищать докторскую, работать летом в кипящем аду приемной комиссии, заполнять кучу бумажек и спать на не вовремя сданных модульных работах.  И все это за ШАНС!
 Ингину историю надо рассказывать бакалаврам на 4 курсе, чтобы облегчить выбор между специалистом и магистром.
Хатуна выяснила, что Адольф Второй  - немецкий барон, который инкогнито спрятался от скуки в этом же монастыре.  Его тайну не выдавал ни перстень с фамильным гербом, ни фотки родового поместья в гугле, ни даже личный самолет, припаркованный за церквушкой.
Но граф Дракула, наверное, слишком сильно укусил Ингу. Ни здравый смысл, ни извечные мечтания о беззаботной жизни, ни доводы Хатуны, ни даже проверенный  факт, что Адольф Второй хорошо целуется не сработали как противоядие.  До самого конца исповеди у Вероники на диване,  Инга сокрушалась и романтично вздыхала об Адольфе Первом.   Ну а барон, который Адольф Второй,  сел в свой самолет и улетел. Судя по ширине следа в небе и реву турбин, навсегда улетел.
Пожалуй, все же не стоит рассказывать эту историю бакалаврам на 4 курсе. Они  расстроятся что вообще  пошли учиться второй древнейшей профессии.  Будут рвать зачетки и плакать. Вот  и мы Вероникой плакали,  осознав, что Инга зарубила не только свой, но и наши шансы на свадьбы в замках. А барон сейчас ужинает в своем родовом поместье, в окружении слуг и портретов предков.
 Я не граф Дракула, но тоже пойду укушу Ингу. 

Немає коментарів:

Дописати коментар